• г. Пенза, ул. Красная, 73
  • 56-34-14 Администрация
  • 56-55-20 Касса
  • Режим работы: с 10.00 до 17.00
  • Выходной: ПН, ВТ

Ахунский дендрарий

Ахунский дендрарий

11 января в России отмечается день заповедников и национальных парков. Именно в этот день Пензенский краеведческий музей публикует материал, подготовленный совместно с кафедрой «Анатомия человека» ПГУ и посвященный памятнику природы регионального значения — Ахунскому дендрарию.

Ахунский дендрарий – место особое. Он считается одной из достопримечательностей района. Однако, как до него добраться, знают далеко не все. И это несмотря на то, что его местонахождение на карте Яндекс отмечено довольно точно. Беда, в данном случае, ни в том, что люди не знают, где находится этот памятник природы, а в том, что дороги к нему, большей частью, заросли травой и кустарником, а местами стали непроходимы из-за валежника. Старые аллеи, такие узнаваемые в былые времена, теперь выглядят запущенными. Многие экзотические растения погибли, почти всем остальным, за редким исключением, грозит та же участь. Главная причина такого состояния – бесхозяйственность. Памятник гибнет прямо на глазах.

Сейчас, когда Ахунский дендрарий переживает, может быть, худшие времена за всю свою более чем столетнюю историю, хотелось бы вспомнить, как он выглядел лет двадцать назад. Тогда он не то чтобы процветал, но и не влачил жалкое существование. Прежде он был излюбленным местом прогулок для местных жителей и отдыхающих. В те времена, незаметно от них, кто-то прореживал здесь кустарники, удалял высохшие и больные деревья, ставил квартальные столбики и даже устанавливал таблички с названиями редких растений. Работа давала результаты. Дендрарий был действительно похож на дендрарий.

Он имел почти квадратную в плане форму. С запада, узкой полоской леса, он был отделён от частного жилого сектора посёлка Ахуны. Границей памятника служила лесная просека, по которой проходила дорога, ведущая из Ахун на кладбище и в посёлок Засурье. 

Проходя по этой дорожке, человек на время как бы попадал в сказку. Сначала его обступал густой и тёмный ельник (стоит заметить, что естественных еловых лесов в Пензенской области нет), который затем сменялся лиственным лесом, сквозь который становилась видна большая поляна, представлявшая собой своеобразное сердце дендрария.

Затем нужно было миновать смешанный лес с кедровыми соснами. После этого человек попадал в рощу манчжурских орехов, и ему казалось, что он перенёсся в какой-то южный тропический лес. Ещё через некоторое время становилась видна аллея из лиственниц, служившая южной границей дендрария. Пройдя всего несколько сотен метров, человек словно бы совершал кругосветное путешествие.

Лиственничная аллея

Впечатление усиливалось, если человек решался предпринять прогулку по аллеям, перпендикулярно примыкавшим к основной дороге. Первая такая аллея служила северной границей памятника, и одновременно границей еловых насаждений. Сейчас она практически исчезла под буреломом и валежником. Второй, считая с севера на юг, шла главная аллея. В самом её начале, слева и справа от дороги, как два стражника, стояли толстенные тополя, посаженные ещё в 1913 году. Сейчас один из них повален ветром. Проходя по этой аллее вглубь леса, человек сначала попадал в еловую тайгу, настолько густую и тёмную, что у подножия елей местами почти не росла трава. Затем ельник сменялся смешанным лесом, среди которого через некоторое время проступала группа сосен Веймутова, рядом с которой всегда чувствовался лёгкий кедровый аромат. Эта картина существует и сейчас, но несколько сосен погибло в последнее время, что очень тревожит.

Между главной и лиственничной аллеями располагалась поляна, явно имевшая искусственное происхождение. К этой поляне вела небольшая дорожка, рядом с которой до сих пор стоит огромный серый орех. В сущности, он представляет собой два дерева, которые когда-то плотно переплелись стволами и срослись друг с другом. Это дерево является одним из наиболее узнаваемых символов Ахун.

Клен полевой

Поляну, путь к которой охраняет лесной старожил, тоже нельзя назвать обыкновенной. Она обставлена самыми разнообразными растениями. 

Вокруг неё растут жёлтая акация, клён полевой, ясень и лиственница. Когда-то рядом с ней виднелись две сосны Бангкса, но теперь от них остались только воспоминания и груды валежника. 

Сейчас поляна, как и весь дендрарий, приходит в упадок. На востоке она зарастает колючими травами, на западе, и того хуже, — осиной и североамериканским клёном.

Памятник природы, переживший две мировых войны, тихо гибнет в мирное время. Если мы сейчас не займёмся им вплотную, лет через десять от него ничего не останется!


Историческая справка: Ахунский дендрарий был заложен лесничим М.А. Миловановым (руководил лесничеством в 1894-1907 гг.) в качестве лесоторгового питомника. В 1909-1918 гг. Засурским лесничеством руководил Ф.А. Лабурцев. При нём была расширена территория лесоторгового питомника, высажен массив ели европейской, группа сосен Веймутова и т.д., сам питомник разбит на кварталы.

Сосны Веймутова

Во время Первой Мировой войны посадочный материал не был востребован, древесные сеянцы переросли и их оставили как культуры деревьев – экзотов. С 1924 года питомник был передан Пензенскому лесному техникуму для учебной и научной работы. Начиная с этого времени до начала Великой Отечественной войны, на территории дендрария проводились дополнительные посадки экзотов. 

После временного запустения, вызванного последствиями войны, в 1963 году Управление лесного хозяйства Пензенской области начинает приводить питомник в порядок. В 1964-65 гг. на его территории были проведены санитарные рубки и дополнительные посадки растений, сформированы живые изгороди. 

В 1983 году постановлением Пензенского облисполкома Ахунскому дендрарию был присвоен статус памятника природы областного значения. Вероятнее всего, период со второй половины 1960-х годов до конца 1980-х является наилучшим периодом в истории питомника. В дальнейшем начался период его постепенной деградации. 

В последний раз, по воспоминаниям местных жителей, вид Ахунского дендрария обновлялся в конце 1990-х годов, когда, за кратковременный срок, была произведена очистка его территории, обновлены квартальные столбы и просеки (в том числе самые мелкие). Однако дополнительной посадки растений в этот период не производилось. И, всё же, на протяжении 1990-х и начала 2000-х годов территория памятника полностью не забрасывалась. За ним следили и ухаживали, однако, уже вполсилы, без энтузиазма. 

Во второй половине 2000-х следы упадка становились всё яснее и очевиднее. Самым серьёзным ударом, который испытал памятник за последнее время, была засуха 2010 года, после которой в течение 3-4 лет погибла значительная часть насаждений ели европейской. Ещё через пару лет погибли два дерева сосны Бангкса. 

Материал подготовлен зав. антропологической лабораторией кафедры «Анатомии человека» ПГУ, к.и.н. Д.С. Иконниковым и сотрудником сектора природы Пензенского краеведческого музея Л.Н. Ивановой.

РВИО