• г. Пенза, ул. Красная, 73
  • 56-34-14 Администрация
  • 56-55-20 Касса
  • Режим работы: с 10.00 до 17.00
  • Выходной: ПН, ВТ

Крестьянская изба конца XIX начала XX века

Крестьянская изба конца XIX начала XX века

Форма, размер и материал русского крестьянского жилища в XVIII в.- XIX в., как и в более раннее время, жестко зависели от природно-географических условий. Строительного камня было очень мало, единственной альтернативой камню было дерево.

Изба строилась из крупных, до трех саженей длиною (ок. 6,36 м), круглых бревен, которые по четыре соединялись в четырехугольник — венец. Воздвигая венец на венец, строители делали остов или сруб дома, который у двух противоположных стен постепенно, уменьшаясь в длине, сводился на нет, образуя основу для возведения двускатной крыши. Иногда крышу делали «костром» — четырехскатной. Изба нижним венцом (самым мощным, сделанным из толстых бревен) опиралась на низкий фундамент, деревянный (например, из вкопанных пней) или каменный. Изба могла иметь набивной (из земли или глины) или деревянный пол (из полубревен или тесаных толстых досок). Сам пол располагался либо близко к земле (и даже на земле), либо на довольно большой высоте, в зависимости от географического положения. В подполье или подвале хранились запасы съестного.

Чтобы в избе было тепло, крышу делали особо прочной и не пропускающей холод. Часто крыша имела в основе берестяное покрытие, для этого широкие полосы бересты долго варили, пока они не становились эластичными и прочными. Сверху, на крыше, сооружали плотное покрытие из ржаной соломы. Реже (у богатых крестьян, однодворцев и т.п.) крыши покрывались тесом или дранью — широкой и длинной щепой. Иногда на крышу насыпали слой земли, чаще это делали на хозяйственных постройках.

В XVIII веке в русской крестьянском жилище появился потолок. До этого времени его не было, и пространство внутреннего помещения избы уходило под самую крышу. Для обустройства потолка делали, как правило, три перевода, чтобы потолок не гнулся. «Переводы» — это балки, опирающиеся на стены сруба избы. Сам потолок составлялся из тонких бревнышек или полубревен. Сверху щели замазывались глиной, закрывались сухим листом и т.п. Вместе с появлением потолка резко снизилась комфортность помещения во время топки печей. Дым стал стлаться чуть ли не до самого пола, находиться в нем во время топки было трудно.
Русская изба, как правило, состояла из одного «покоя», или помещения. Некоторые избы имели две комнаты, в этом случае изба называлась «пятистенной», отличие состояло в бревенчатой перегородке внутри дома.
Иногда крестьянский дом имел не только собственно «жилую избу», но и холодную горницу, отделяемую от теплой избы сенями. Часто за сенями строили клеть (бревенчатый чулан, кладовую). Клеть и холодная горница — это элементы двора. Вся эта комбинация сооружений позже, в XIX в., именовалась «связью», так как могла быть под единой крышей (изба + сени + клеть или изба + сени + горница, или изба + сени + сенник).

В избе были окна. При топке печи по-черному окна делали волоковые для выпускания дыма. Начиная с XVIII века все чаще стали появляться «красненькие» окошки взамен окон старого типа (волоковых). «Красным» окно называлось, потому что оно было несравненно лучше волокового и имело настоящие рамы — «окончины» со стеклами, кроме того, оно часто украшалось. Красные окна тоже были очень небольшими, их располагали высоко от пола. На гравюрах того времени видно, что окна чаще были на уровне плеч человека, то есть в окно выглядывала лишь голова. Вполне возможно, что в таких случаях при топке печей по-черному дым мог выходить и из этих окон, а нижний уровень слоя дыма тем самым повышался, что создавало больше удобств в доме во время топки.

Центральное место в избе занимала печь. Печь служила одновременно и источником тепла, и местом приготовления пищи, и местом для сна, использовалась при лечении от самых различных заболеваний. В некоторых районах в печи мылись и парились. Печь часто олицетворяла все жилище, ее наличие или отсутствие определяло характер постройки (дом без печи – нежилой).

По расположению печи русская изба в XIX в. имела четыре типа внутренней планировки: северно-среднерусский, восточный южнорусский, западный южнорусский и западнорусский. Первый тип был широко распространен на русском Севере, в Центре и Поволжье. Второй тип бытовал в Тамбовской, Воронежской губерниях, на востоке Тульской и Орловской губерний. Третий тип господствовал на основной территории Орловской и Курской губерний, а также на юге Калужской губернии. Наконец, четвертый тип был принят в Псковской и на юге Новгородской губернии, хотя отчасти встречался и в ее северных районах.

В центральных районах России печь располагалась у двери справа или слева от входа, напротив — угол с иконами и столом — «божьей ладонью». Пространство перед устьем печи вплоть до фасадной стены избы называлось «стряпущей» или «поварней» («варильней»). Часть избы около печки отделяли от остального помещения занавеской или перегородкой и называли печной угол, чулан, куть, женский кут, он был исключительно женским пространством в избе. В печном углу женщины занимались женскими работами, готовили пищу, отдыхали. Во время праздников у печи ставили стол для женщин. Мужчины пировали за столом в красном углу, противоположном от двери.

Строили печь на отдельном фундаменте, чтобы печь не покосила избу. Как правило, он представлял собой небольшой сруб, набитый песком, камнями, кирпичом и т.д. Печь сооружалась либо из кирпича, либо из особо прочной глины. Низ печи составлял довольно мощное подпечье с полым внутри пространством. Устье печи размещалось довольно высоко и имело большой шесток, составлявший единую плоскость с подом печной топки. Передняя стенка печи, имевшая арочное отверстие топки, называлась челом. На высоте примерно двух метров или несколько ниже печь завершалась плоской поверхностью, в которую иногда встраивалась лежанка. Иногда к печи пристраивался голбец — загородка или чулан со ступеньками для подъема на печь, на полати и со спуском в подполье.

Традиционно, вплоть до XIX века изба топилась «по-черному», то есть дым из устья печи выходил («курился») прямо в помещение избы и только потом через отверстия в крыше (специальные деревянные трубы — «дымники») и в стенах (через окошки) выходил наружу. Такой способ топки печи, даже при открытых дверях и окнах, быстро нагревал помещение при сравнительно небольшом расходе дров. Неудобства, связанные с этим способом топки, сказывались не столь ощутимо, так как нижний уровень дымового слоя во время топки избы в помещении без потолка был на довольно большой высоте и позволял находиться в избе. К тому же дым постоянно дезинфицировал помещение, сводя к минимуму число тараканов, сверчков и т.п.

Иногда в избу во время топки, пользуясь отсутствием людей, хозяйка даже вводила дойную корову и мелкий скот для кормежки . Видимо, подобный обычай был не только там, где были черные избы. Как уже говорилось, русские крестьяне кормили ценный скот главным образом в избе ради того, чтобы корм не остыл, это считали очень важным для здоровья животных.

С распространением потолка с XVIII в. (а может быть, наряду с этим) в практику постепенно входит топка «по-белому» , то есть стали все шире распространяться печи с дымовыми трубами, выходящими на крышу. Этот процесс во второй половине века нарастает несмотря на то, что топка «по-белому» требовала гораздо больше дров и была доступна не всем крестьянским семьям.

Экономия дров была важным фактором, влияющим и на конструкцию жилища из дерева — более доступного и хорошо удерживающего тепло материала.

В южных безлесных районах России печи топили даже соломою и, конечно, «по-черному», экономя топливо. Так, наблюдатель по Пензенской губернии отмечал, что в Пензенском, Саранском, Мокшанском, Чембарском и других уездах крестьяне живут в черных избах (по Чембарскому уезду: «печи топят соломою», по Саранскому уезду: «степные поселяне — в черных избах» и т.д.).

Ограниченность пространства избы заставляла крестьян иметь в помещении лишь крайне необходимые вещи. Всюду отмечаются в домах лавки по стенам, деревянные столы, глиняные горшки на палках и т.п.

И. Георги пишет, что «в избе около стен деревянные прилавки или скамьи на деревянных ножках… К переднему углу избы находится длинный деревянный стол. А в углу, на стене изображения или угодников божиих, почитаемых российскою церковью, или же лик Спасителя и Богоматери на полках… К полкам прикреплены восковыя свечи…, а инде лампады с деревянным маслом».

Есть упоминания и о наличии в крестьянских избах стульев.
На полках стояла разнообразная утварь: деревянные блюда, чашки и ложки, ножи, мутовки, плошки глиняные, глиняные мисы, деревянные кружки (вместо десертных тарелок), чаши, глиняные горшки, железные сковороды и другая поваренная и столовая посуда. В самой поварне (пространство перед печью) стояла на полках, лавках и полу кухонная утварь, молочная посуда (крышки, кувшины), квашня (для опары для хлеба), хлебные лопаты (для посадки буханок в печь), помело, ухват, кочерга, ведра, кадки. В холодных помещениях хранили приспособления , которые не часто использовались ступа с пестом для измельчения зерна, сбивалка для масла, решето, ушаты для переноски воды, бочки и кадки для солений и квашения, лохани для стирки или умывания.

Если же дополнить это образцами крестьянской утвари: ткацкими станками, прялками, вальками, светцами, чашками, корцами, ковшами и т.п. , то можно довольно близко подойти к тому, что представлял собою внутренний вид крестьянских изб.

Вещи, в том числе одежда, часто висели в самой избе на стенах и шестах. Шесты, видимо, были элементом старой конструкции дома, где не было потолка. Вещи хранились и в холодных горницах, клетях, сенниках, в сундуках и подставках с веревочными рукоятками. Разумеется, такие элементы обстановки были лишь у богатых крестьян. У бедных немощных крестьян было иначе. Бедный крестьянин имел «мало рубах и один кафтан». Такая мебель как шкафы, комоды , горки стали появляться в зажиточных семьях лишь в XIX веке.

В русской крестьянской избе жили, как правило, 8—10 человек. В связи с этим самая острая проблема в избе — место для сна. Разумеется, в условиях крайней тесноты о кроватях не было и речи (исключения, конечно, были). Спали на лавках и прилавках. Стоящие в красном углу избы лавки — «коники» были специально рассчитаны для сна. Спали и на печи, но главным образом старики и дети. Поиск более комфортных условий для сна привел к тому, что в избе исстари устраивались под потолком возле печи (где изба остывала меньше всего) специальные настилы-полати. Они считались основным местом сна для семьи.

В качестве матрасов использовался войлок, или набитые соломой или очесами льна матрасы. Накрывались шубами, кафтанами, дерюгами, одеялами, набитыми льняными очесами или ветошью.

Столь стесненные условия жизни диктовали необходимость поддерживать чистоту в доме. Опрятная крестьянская хозяйка «не токмо стол и лавки очищала, но и пол выскребала до суха и, выкинув сор, курила в избе, зажегши веточку можжевельника, или клала с орех величины смолы на жар».

Летом пол усыпали не только соломой, но и березовыми листьями, свежей травой (например, донником), полевыми цветами, «а зимою сухим песком и нарубленным ельником».

Крестьянину следовало жить и трудиться на отведённой ему земле, отрабатывать барщину, платить оброк и налоги, для крестьян действовала рекрутская и другие повинности. Отмена крепостного права в 1861 улучшила жизнь крестянства не намного.

Но, конечно, уже к XX веку обстановка в крестьянской избе немного изменилась, также усилилось расслоение на зажиточных и бедных крестьян.

Обстановку крестьянской избы можно увидеть в экспозиции «Мир пензенский сословий. Семья и быт конца XIX начала XX веков» в музее И.Н. Ульянова (г. Пенза, ул. Красная, 54-а).

Статья подготовлена сотрудниками музея И.Н. Ульянова.

#ночьискусств2021#мыедины#мывместе#россияобъединяет#локдаун

РВИО