• г. Пенза, ул. Красная, 73
  • 56-34-14 Администрация
  • 56-55-20 Касса
  • Режим работы: с 10.00 до 17.00
  • Выходной: ПН, ВТ

Музей народного творчества размещается в старинном деревянном особняке, построенном в начале XIX в.

Музей народного творчества размещается в старинном деревянном особняке, построенном в начале XIX в.

Это здание – образец типовой деревянной постройки второй половины 1810х – начала 1820х годов. Подобные одноэтажные дома с мезонинами, террасами и балконами строились по всей Российской империи (в Пензенской области к строениям такого типа относится барский дом в музее-заповеднике «Тарханы»). Уникальным здание музея народного творчества делает резьба, покрывающая все его внешние стены.

Ажурная домовая резьба в Пензенском крае переживала свой расцвет во второй половине 19 – начале 20 века. Неизвестные мастера, украшавшие деревянный особняк, расположенный между улицами Дворянской (ныне – ул. Красная) и Верхней Пешей (ныне – ул. Куйбышева), превратили его в эталонное произведение своего искусства. В резном убранстве причудливо и органически соединились самые разные декоративные мотивы.

Особенно наряден западный фасад музейного здания, обращённый в сторону ул. Красной, где находился парадный вход в усадьбу. Его архитектурной доминантой, приковывающей взгляд, является крытый балкой мезонина, двускатную кровлю которого венчает огромная резная подкова. Подкова в представлении славянских народов – символ удачи, благополучия, оберег от нечистой силы, её традиционно помещали над входом в дом. Такое отношение к подкове – далёкий отголосок древнеславянского обожествления коня. Конь – верный, незаменимый помощник землепашца и воина, был символом или атрибутом многих славянских богов, а после принятия христианства – святых. От подковы на две стороны вдоль скатов крыши отходят резные доски-«полотенца».

Этот архитектурный элемент традиционно символизировал гостеприимство, символически изображая расшитое полотенце-рушник, на котором подносили хлеб-соль гостям. Кровля балкона опирается на четыре фигурные колонки, растительный узор на которых перекликается с каменными орнаментами древнерусских соборов. Балюстрада балкона состоит из сплошного ряда резных дощечек, образующих непрерывную полосу геометрического узора. Её центральный элемент – косо поставленный квадрат с точкой в центре. Это упрощённое изображение одного из древнейших славянских символов – знака засеянного поля, исконно представлявшего собой ромб с четырьмя точками. Этот простейший орнаментальный мотив символизировал плодородие во всех его проявлениях (неслучайно подобные ромбы встречаются в вышивке женских свадебных рубах). Мотив плодородия продолжает и орнаментальный карниз, опоясывающий балкон и тянущийся на всю длину фасада. Он украшен повторяющимся рисунком колоса, символизирующего весенний расцвет жизни, изобилие, а значит, и благополучие. Колонны, поддерживающие балкон, выполнены в виде сложных балясин. В декоре их капителей мы вновь встречаемся с образом божественного коня – каждая капитель состоит из двух конских головок. Подобные парные изображения «коньков» хорошо известны в вышивках Русского Севера, особенно в «золотых платах» — вышитых золотом головных платках невест и молодых женщин.

Принято считать, что это символическое изображение пары коней, везущих солнечную колесницу. Однако существует и мнение, что повёрнутые в разные стороны конские головы символизируют восходящее и заходящее солнце. Ещё одну необычную трактовку солярного мотива мы видим в декоре четырёх из восьми окон, выходящих на террасу: здесь венчающая наличник круглая солярная розетка поднимается из стилизованных морских волн. Образ «красного солнышка», выходящего поутру «из окиян-моря», часто встречается в народных заговорах, призванных исцелить от болезни или сглаза. Да и само изображение солнца в декоре окна носило обережную функцию – оно призвано было устрашать духов болезней, которые, по народным представлениям, могли проникнуть в дом через окно, и защищать обитателей дома от «дурного глаза», который тоже мог стать причиной хворей и всевозможных несчастий. Мотив животворной воды продолжают и извилистые зигзагообразные линии, вьющиеся по доскам наличника – таким образом изображали или водные потоки, или змей-ужей, которые также считались символами воды и дождя, а заодно – добрыми духами, оберегающими жилище от всяческих напастей.

Очень интересен декор ризалитов, замыкающих террасу. Они снабжены двускатными кровлями с резными «полотенцами», под которыми помещены большие полукружия с ажурной резьбой – ещё один вид солярной розетки. Наличники окон в ризалитах отличаются сложностью оформления. Над верхней доской помещён выступающий резной карниз, который венчает сложная композиция: полукруглая стилизованная раковина в обрамлении двух сложных фигур из ромбов.

Если раковина была заимствована из дворянской архитектуры, то ромбические фигуры по бокам от неё – самого простонародного происхождения. Это широко известные в русской народной вышивке «репьи» или «репейки» — орнаментальные мотивы, прошедшие долгий путь развития от солярного знака до символа девичьей красоты.
Богатый и многообразный декор западного фасада насыщен традиционной народной символикой, в целом составляющей пожелание удачи, счастья, здоровья и богатства обитателям дома.

Декор восточного фасада музея значительно скромнее. Здесь мастера сделали акцент на длинных резных карнизах-«подзорах», расположенных в несколько рядов, и ажурных резных вставках, образующих своеобразные фризы. Наличники оформлены причудливыми балясинами и резной «бахромой», как бы свисающей на верхнюю часть окна. Этот фасад не предназначался для парадного обзора, поэтому украшавшие его резчики – «крестьяне по званию, но художники по призванию» отказались от изобилия разнообразного узорочья, ориентируясь в большей степени не на господские «затеи», а на свой художественный вкус.

РВИО